RU EN

Депутаты помогут без лишних потерь выйти из бизнеса

Законопроект, предлагающий снизить налоговые расходы компаний и их инвесторов при ликвидации компаний или выходе из них, в Госдуму внесли депутаты во главе с председателем комитета Госдумы по бюджету и налогам Андреем Макаровым. Документ учитывает предложения российского бизнеса и участников парламентских слушаний, которые прошли в 2017 г., рассказывает партнер KPMG Михаил Орлов. Минфин, сообщил его представитель, поправки изучает, представитель Федеральной налоговой службы (ФНС) не ответил на запрос. Представители министерства и службы принимали участие в обсуждении, указывают авторы в пояснительной записке к законопроекту. Связаться с Макаровым в среду вечером не удалось.

Ключевое из предложений – признать доходы, которые бизнес получил при ликвидации или при выходе из компании, дивидендами. С дохода компании должны платить 20% налога на прибыль, а с дивидендов – от 0 до 15% в зависимости от условий владения бизнесом; если же они выплачиваются в страны, у которых с Россией есть налоговые соглашения, ставка также может быть снижена.

До сих пор налоговики и бизнес спорили, чем считать доходы, полученные при выходе из компании или ее ликвидации, указывают эксперты PwC, не было и единой судебной практики. Решить спор попытался осенью 2017 г. Минфин, разославший специальное письмо: выплаты при ликвидации фактически направлены на распределение чистой прибыли, а значит, могут считаться дивидендами. Но обязательной юридической силы у письма не было.

Проще, если законопроект будет принят, будет бизнесу и подтвердить право на такой доход: если дивиденды получила публичная компания, суверенный фонд или человек в другой стране, они не должны доказывать, что могут распоряжаться деньгами и претендовать на льготную ставку по соглашениям с другими странами (например, при выплате таких дивидендов на Кипр нужно заплатить лишь 5% налога). Если же компания ликвидирована с убытком, материнская компания может уменьшить базу по налогу на прибыль. В свое время это же разрешил делать Высший арбитражный суд (ВАС), вспоминает партнер Taxology Алексей Артюх.

Если поправки будут одобрены, компании, в том числе иностранные, смогут вернуть инвестиции с минимальными налоговыми потерями, объясняет старший юрист Taxadvisor Виктор Андреев. Для инвесторов это может быть сигналом: заведя деньги в Россию, вернуть инвестиции можно без налоговых потерь, выплатить налоги только с прибыли, говорит он.

Мера может привлечь инвесторов, согласен Артюх. А также помочь бизнесу под санкциями – им будет выгоднее выйти из бизнеса, чтобы вывести его из-под санкций, считает федеральный чиновник. Проект направлен на поддержку всего отечественного бизнеса, включая и тех, кто попал под санкции, говорит Орлов.

6 апреля минфин США обнародовал новый санкционный список российских резидентов, среди которых оказались, например, Олег Дерипаска, Виктор Вексельберг и Сулейман Керимов, а также 15 компаний, связанных с попавшими под санкции бизнесменами.

На следующий день бизнесмены из этого списка потеряли более $12 млрд своего совокупного состояния. Теперь американцы и американские компании должны прекратить любые коммерческие отношения с попавшими в список людьми и компаниями, а также их «дочками», где им принадлежит не менее 50% акций. За существенные операции с фигурантами списка рискуют попасть под санкции также компании, люди и банки и из других стран. UC Rusal уже приостановила экспорт алюминия подвижным составом «Трансконтейнера», а Лондонская биржа металлов прекратила торговлю алюминием UC Rusal. Reuters сообщало, что японские сырьевые трейдеры попросили UC Rusal прекратить отгрузку продукции.

Смена владельца могла бы стать способом ухода от санкций, говорит сотрудник юридической фирмы, консультирующей несколько компаний из санкционного списка, но процесс пересмотра списка слишком сложен, не факт, что, если владельцы оставят бизнес, он будет выведен из-под санкций.

Если это компании, которые включены в список за то, что их контролирует определенный человек, его выход из бизнеса позволит обратиться к США с просьбой отменить санкции, мотивируя это тем, что с бывшим владельцем компания больше не связана, считает партнер Nektorov, Saveliev & Partners Илья Рачков. Например, в 2015 г., рассказывали собеседники «Ведомостей», из-за риска санкций сменился контролирующий акционер «Мостотреста», крупнейшего строительного подрядчика России. До 2014 г. крупнейшим его акционером был Аркадий Ротенберг, затем он передал свою долю сыну, мажоритарным акционером «Мостотреста» стала Marc O’Polo Investments, принадлежащая на 68,45% Игорю Ротенбергу. Впоследствии Marc O’Polo Investments продала 38,6% «Мостотреста» «ТФК-финанс» (структура НПФ «Благосостояние»), которая уже владела 25% долей в компании, а затем выкупила акции у миноритариев, нарастив свою долю до 94,2%. Правда, в 2018 г. Аркадий Ротенберг решил обратно выкупить компанию: «Стройпроектхолдинг» направил в ФАС ходатайство о согласовании покупки 100% компании «ТФК-финанс».

 

← Вернуться в список

109240, г. Москва, ул. Николоямская, д. 24, стр.1

Тел.:+7 (495) 230-01-46 (многоканальный), e-mail: info@taxadvisor.ru